Сейчас читаю
Андрей Гожый: безнаказанность приводит к системным нарушениям прав человека

Андрей Гожый: безнаказанность приводит к системным нарушениям прав человека

В 2020 году Украина проиграла 95% дел в ЕСПЧ. В 82 делам (95,3% случаев) Суд констатировал по меньшей мере одно нарушение Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Об этом говорится в отчете ЕСПЧ 2020 года. На первом месте по количеству нарушений — нарушения свободы и личной неприкосновенности (ст. 5 Конвенции), на втором — бесчеловечное обращение (ст. 3), а на третьем — право на эффективное средство правовой защиты (ст. 13). Лишь в одном решении за год суд в Страсбурге не увидел нарушения конвенционных гарантий.

Среди значительных проблем с правами человека на территории Украины в 2020 году указываются:

  • пытки и случаи жестокого, бесчеловечного или унизительного обращения или наказаний задержаных со стороны правоохранителей;
  • суровые и угрожающие жизни условия в тюрьмах и пунктах содержания;
  • произвольные аресты или задержание;
  • серьезные проблемы с независимостью судебных органов;
  • серьезные ограничения свободы высказывания, прессы и интернета, в частности насилие, угрозы насилием или неоправданные аресты или преследования журналистов;
  • цензура и блокировки интернет-сайтов;
  • отсутствие расследования и ответственности за насилие над женщинами;
  • насилие или угрозы насилия, мотивированные антисемитизмом;
  • преступления с применением насилия или угроз насилия в отношении лиц с ограниченными возможностями, представителей национальных меньшинств, а также ЛГБТ-лиц;

Некоторые из злоупотреблений совершали члены силовых структур, говорится в отчете. Власть Украины в 2020 году в целом не применяла адекватных шагов для преследования большинства должностных лиц, совершавших злоупотребления, что привело к атмосфере безнаказанности. Правозащитные группы и ООН обращали внимание на значительные недостатки в расследованиях сообщений о подозреваемых  в нарушениях прав человека со стороны правительственных силовых структур.

Почему это происходит и какие перспективы у пострадавших, права которых нарушены, в нашем разговоре с адвокатом и представителем международной организации Solidaritätsnetz International, адвокатом Андреем Гожым.

Андрей, наверное наиболее частый к Вам вопрос: Насколько сложно сегодня быть защитником прав граждан?

Украинское общество разделено по признакам богатства. Защита, в первую очередь, зависит от того, о какой категории и классе граждан мы говорим. Хотя Конституция и декларирует формальное равенство, но мы все знаем, что его (равенства) де-факто не существует. Если в деле Стерненко суд «слушает защиту», то в кейсах «маленького украинца» бывает очень трудно достучаться до разума и сердца Фемиды. Скажу так: если ты не «решала», то добиться справедливости крайне сложно, потому что в буржуазном обществе суд защищает исключительно интересы богачей, и адвокату, не вхожему во властные кабинеты, приходится сочетать в себе роли активиста-правозащитника и журналиста. Правозащита — это работа в пределах законодательно определенных алгоритмов и мер возможного с большой долей творчества, особенно в уголовных делах. К сожалению, в нашем государстве большим фактором остается политическая составляющая, экономическая целесообразность и коррупция, а не Закон, как рафинированный разум.

Вы довольно часто в своих видео и социальных сетях акцентируете, что в Украине недостаточно справедливо работают суды. Как практикующий адвокат, чтобы Вы изменили в этой системе?

Справедливость и право — не тождественные понятия. Судебный процесс строится на многих демократических принципах, в частности — равенства, состязательности,  диспозитивности и тому подобное. В своих рассуждениях я подчеркиваю не справедливость, потому что это больше философская категория, а поиск  правды (истины) по делу, которая строится на доказанности или призюмированости. Вот правды в наших судах не найдешь. Я бы начал реформу не со смены табличек. Мой рецепт я предлагал несколько раз.

Во-первых, безоговорочная люстрация всей системы. Не надо говорить о профессионализме. Доверие к нынешней судебной системы — 3%, а значит такие «профи» нам не нужны. О качестве украинского судопроизводства ходят анекдоты в Европе и США. Во-вторых, выборность народом Верховного Суда и Конституционного Суда, как органов, которые толкуют законы, а в некоторых случаях и осуществляют квази-законодательную функцию. Как так, в демократическом обществе тебя судят люди, которых ты на это не уполномочил и которые зависят от очередного дяди на Банковой. Понятно, что они будут работать на этого дядю. В третьих, ответственность. Есть авторитетная инстанция — ЕСПЧ. Так вот, если суд в Страсбурге принимает решение о нарушении Римской конвенции судами Украины, то вся цепочка украинских судей, участвующих в нарушении прав человека, подлежит безоговорочному увольнению. Безнаказанность приводит к системным нарушениям прав человека.

Суд — это очень важно. Работающая судебная система — залог прихода инвестиций. Не зря наши олигархи любят судиться между собой в Лондоне или в Женеве. В «Печерский суд» они идут только тогда когда надо получить с государства, а заодно и со всех нас.

О реформировании судебной власти неоднократно заявлял Президент. Как Вы оцениваете его инициативу и предложенные изменения?

Все реформы всех президентов сводятся к расстановке на ключевые позиции своих людей и замыкания системы на себе. К реальному изменению системы правосудия — это не имеет никакого отношения. Изменение табличек у входа. Но есть и позитив. Судьи стали более аккуратными и понимают, что власть изменится, а их подпись под незаконным решением или приговором останется.

Вы возглавляете в Украине представительство одной из международных правозащитных организаций. Расскажите о ней.

Solidaritätsnetz International  является членом швейцарской независимой правозащитной организации Solidarity Network (Solidaritätsnetz Bern), которая в течение двадцати лет защищает права человека в Европе и во всем мире, а также работает над защитой политических заключенных и людей, преследуемых в результате военных конфликтов. В 2019 было решено открыть отдельное подразделение, которое могло бы более глубоко заниматься вопросами прав человека на постсоветском пространстве. Так родилась Международная Сеть Солидарности. Сеть Солидарности имеет аккредитованный офис в Украине, а также представителей в России и Грузии. Мы призваны отслеживать и защищать права человека в постсоветских странах, чтобы избежать преследования людей по политическим мотивам. На данный момент мы активно включились в защиту блогера Анатолия Шария с целью не допустить его выдачи Украине для политической расправы.

Стремление Украины попасть в Европу обязывает нас взаимодействовать с международными организациями, в том числе правозащитными. Как с этим обстоят дела? Соблюдаются Украиной требования этих организаций?

В каждой организации свои требования и часто они замкнуты на политические амбиции стран, где находятся главные офисы. Предположим, миссии ООН и ОБСЕ в своих отчетах постоянно критикуют украинскую власть, Сеть Солидарности (Швейцария) выступает с заявлениями о недопустимости преследования людей по политическим мотивам. Британские и американские правозащитники ситуативно возмущаются, но тотально поддерживают правящий режим. Точка зрения — определяется местом сидения, в том числе для международных правозащитников.

Кроме реформы судов, в парламенте активно обсуждают реформу Службы безопасности Украины. Есть у Вас мнение на этот счет?

СБУ — я предлагаю ликвидировать, а сотрудникам запретить работать в любых правоохранительных или государственных органах. Эта контора давно превратилась в карательный орган, утративший свою эффективность и потенцию. Крым, Донбасс, непрерывные скандалы подтверждают этот тезис. СБУ — рассадник коррупции. В Украине должна быть военная контрразведка, которая выполняет исключительно функции в интересах ВСУ. Отдельно должен быть департамент безопасности с аналитическим и оперативным аппаратом, задача которого — находить и выявлять угрозы государственности, информировать об этом по подведомственности правоохранительные и специальные органы, которых в Украине более чем достаточно (ГБР, НАБУ, НАЗК, НацПол, БЭБ, СВР и т .д.). Бизнес и граждане должны быть изолированы от влияния чекистов.

Читайте также

Как показывает практика, чтобы действительно защищать свои права и права граждан Украины — нужно идти в политику. Согласны с этим?

Нет. Политика в том виде, в котором она присутствует в Украине — это борьба за интересы группировок за ресурсы и финансовые потоки. Некоторым, она нужна для защиты так называемого бизнеса, а по сути, имущества украденного у народа путем приватизации. Если мы говорим о правах граждан в юридическом смысле, то политиком быть не обязательно, а иногда даже противопоказано, поскольку надо идти на компромиссы с совестью. Когда мы говорим о защите интересов народа в широком смысле, то нужна организующая политическая сила — партия. Но в нынешнем правовом поле, при аморфности населения, пропаганде индифферентности и эгоистического потребления, создание народной партии, а не правового симулякра и фейка — невозможно!

А у Вас есть политические амбиции?

Амбиции есть, но нет финансового и человеческого ресурса.

Нам известно, что Вы чаще всего беретесь за процессы связанные с преследованием по политическим убеждениям. Де факто, Вы оппонент действующей власти. На сколько это усложняет вашу жизнь?

Я оппонент и действующей власти, и прошлой и позапрошлой. Классически, адвокат и правозащитник всегда в оппозиции. Жалобы на сложную жизнь нам чужды. Скажем так, весь спектр давления, от финансового до силового я на себе прочувствовал и чувствую сейчас.

Какие цели Вы перед собой поставили на ближайший год?

Цель в наших европейских реалиях — остаться живым, здоровым и на свободе.